What
Where
photosmarinavlad  

 

© 2006-2021 Vlad Didenko

ALL RIGHTS RESERVED

The content rights are not available for sale or licensing. Any use of the content except by the website owners is prohibited, unless specified per-page otherwise, or agreed in writing otherwise.

This website is for personal photos and posts, for the benefit of family and friends. As such it has a minimal needed set of features. No backward compatibility with old browsers is considered.

Most photos are processed to match a personal perception at the time of capture, and some photos are processed creatively. No guarantees presented about photos resemblibling a reality in any sense. No guarantees presented that a technology or a personal advice and information posted on the website is usefull or harmless for your environment.

Дитя в чемодане или Легко ли иммигранту быть родителем?

В одном слове ответ на этот вопрос следующий: непросто. И не потому что родителем быть в приципе непросто, а по многим причинам и обстоятельствам, с которыми сталкивается взрослый человек в новой для него культурной среде, куда он привез (или где он родил) своего ребенка. К классическому подростковому: “Я не просил меня рожать!” тут присоединяется классическое подростковое иммигрантское: “Я не просил меня сюда привозить!” Дети по определению своего детского статуса имеют дело с выборами своих родителей, включая родительский стиль.

Классификации родительского стиля сводятся к определению уровня тепла и эмоциональной поддержки родителем ребенка и к определению уровня контроля за его средой, поведением в среде и конкретных ожиданий по конкретным поводам. То есть, если говорить просто, то существует два параметра: тепло и контроль.

Высокая мера контроля при сравнительно низкой доле тепла и поддержки формирует так называемый авторитарный стиль, когда родительство выглядит ригидным набором запретов и разрешений. Низкая мера контроля при высокой доле родительского тепла порождает стиль попустительствующий, где взаимодействие базируется на немедленном эмоциональном комфорте ребенка (и родителя, которому тяжело переносить детские негативные эмоции). Низкий контроль в сочетании с низким теплом дает стиль, который адекватнее всего было бы назвать “пренебрегающим”; тут ребенок предоставлен самому себе в степени, которая может быть физически опасна и психологически деформирующа. А вот сочетание разумного контроля с высокой поддержкой и теплом называется стилем “авторитетным”, “поддерживающим” или “надежным”.

Когда мы говорим о родительском тепле, мы вступаем в область интуитивно прозрачных понятий: любовь, комфорт, счастье. Все они окрашены эмоционально положительными оттенками и говорить о них приятно. Слово же “контроль” наделено иной эмоциональной составляющей; часто у собеседников оно вызывает напряжение и негативное отношение, поскольку под ним подразумевается ограничение личной свободы.

В родительском репертуаре понятие контроля относится к сфере безопасности ребенка, к контролю над окружающей средой и безопасному взаимодействию ребенка с этой средой. К моменту, когда ребенок становится способным к независимому поведению, от него ожидается следование безопасному для него и окружающих поведенческому репертуару, причем следованию как автоматическому, привычному, так и навыку осознанно выбирать безопасные альтернативы из огромного поля выбора. Скажем, яблоко вместо кока-колы. Или способность хорошо себя чувствовать, отвергая предложенную приятелем сигарету.

И вот для нас, иммигрантов, сложность в работе с границами контроля зачастую заложена в недостаточном знании устройства новой среды и меры ее безопасности. Мы попросту не знаем, что нужно регулировать.

Навыки, которыми пользовались наши родители в нашем собственном детстве, часто непереносимы в новую среду по причине ее другого устройства. Помните, что мы гуляли “самостоятельно” во дворах нашего детства с достаточно раннего возраста? Эта самостоятельность компенсировалась безопасностью групповой зависимости: во дворе присутствовали те или иные взрослые, которые так или иначе отслеживали безопасность детей и могли вмешаться, когда ситуация приближалась к критической. Пресловутые старушки на лавочках были заняты не только обсуждением неподобающего поведения молодежи, они присматривали за происходящим во дворе с детьми. Родители тоже находились в более тесной кооперации с соседями и просьба “присмотреть” была довольно характерной, как и регулярное выглядывание из окна с целью проверить, все ли с ребенком в порядке.

Знаменитый анекдот: “Я замерз? - Нет, ты проголодался” указывает на то, что от ребенка ожидалось находиться во время “самостоятельной” прогулки в пределе родительской видимoсти и досигаемости. Ребенок должен был услышать пресловутое: “Пора домой!”. Здесь опять же, речь шла не об ограничении своборы, а о безопасности, о структурировании времени и пространства адекватным, культурно принятым способом. Когда я тут говорю “культурно принятым”, я имею ввиду конкретную социальную среду, в которой находится человек. При иммиграции мы попадаем в новую, незнакомую. Соответственно, культурно принятого тут, в новой среде, родительского репертуара, у нас, в общем, нет.

Как было отмечено выше, “надежный” стиль родительского поведения, известен так же под названием “авторитетный”. Слово это звучит сейчас на русском языке несколько двусмысленно, но я позволю себе напомнить, что “авторитетный” это не “авторитарный”, это “знающий, имеющий информацию, ведущий к цели”.

Википедия определяет это понятие следующим образом: “Авторитет (нем. Autorität, от лат. auctoritas — «власть, влияние») — в общем смысле: значение и основанная на значении или с ним соединённая власть; в узком — влияние умственное, возбуждающее уважение, доставляемое обладанием превосходной и признанной власти или выдающейся и признанной мудрости, знания, добродетели. Влияние индивида, основанное на занимаемом им положении, должности, статусе и т. д.”

Таким образом, мы говорим о знании, знании об устройстве новой культурной среды в том числе. В отсуствии такого знания родительский стиль рискует двигаться либо к авторитарному, жестко контролирующему все происходящее, что базируется на представлении о внешней среде, как враждебной, чуждой и опасной, либо родитель начинает использовать больше разрешающих практик, в надежде на то, что внешний мир устроен хорошо и безопасно, и ребенок “разберется сам”. Родительское дело это очень сложный баланс поддержки, ответственности, радости и огорчений. Не пренебрегайте возможностью поговорить с теми, кто находится в новой среде дольше, чем вы, и обладает большей информацией о ее устройстве. Ориентируйтесь на опыт людей с успешным родительством. Помните, что, хотя очень важно быть ребенку другом, не менее важно оставаться его родителем, то есть источником информированной поддержки, тепла и безопасности, лидером в ваших отношениях. По мере подрастания ребенка, баланс в отношениях будет меняться, и успешность этого изменения, успешность отделения ребенка от нас, это, в общем, тоже наша родительская задача. Как быть, если вы ощущаете, что вы не справляетесь с происходящим, что вам нужно больше информации или поддержка со стороны? Консультация у профессионала может дать вам новое направление в ваших поисках, или большую уверенность в своих родительских силах. Существуют также группы поддержки, классы родительства, онлайновые родительские форумы. Помните, чтобы не происходило в жизни вас и вашего ребенка, вы не одиноки. Оглянитесь в поисках поддержки: она может быть ближе, чем кажется.

2012-03-19

 ∽   ⦾   ∽